Неспящая в Кунцеве: пенсионерка осталась одна в сносимом доме — bankruptcyhelp.ru

Сложная ситуация сложилась у одинокой пенсионерки, проживающей в готовящемся к сносу доме: все соседи уже разъехались, а она осталась одна – нет документов, позволяющих ей переселиться в новую квартиру. Циан.Журнал разбирался, как такое стало возможным.

Валентина Сергеевна Шиленкова живет в доме 20 по улице Ивана Франко – это то самое Кунцево, о котором мы уже неоднократно писали: в квартале проходит комплексная программа реконструкции – дома сносят, а на их месте появятся новостройки. Дом, где живет Валентина Сергеевна, уже опустел – все соседи съехали. Все, кроме нее – документов нет.

Предыстория

В квартире пенсионерка проживает с 1985 года – тогда жилье было предоставлено мужу Валентины Сергеевны в качестве служебного. В 1991 году супруги развелись, а бывший супруг снялся с учета и съехал. Дочь Валентины Сергеевны была выписана из квартиры решением суда в 2018 году – отношения у них сложные, поэтому в разговоре с нашим изданием Валентина Сергеевна позволила называть себя одинокой. 

О том, что необходимо получить документы на квартиру, Шиленкова задумалась относительно недавно – все это время квартира была оформлена как ведомственная, и никаких вопросов этот факт ни у кого не вызывал: счета за ЖКУ приходили и оплачивались исправно, продавать жилплощадь не планировалось, так что и проблем не предвиделось. Когда же стало понятно, что грозит переезд, Валентина Сергеевна попробовала восстановить бумаги – действовать пришлось через суд. Иск Шиленкова подала к ДГИ, потребовав заключить с ней договор соцнайма. В ответ ведомство подало встречный иск – о принудительном выселении.

В конце осени 2020 года Кунцевский районный суд постановил (копия решения есть в распоряжении редакции):

•    исключить жилплощадь из числа служебной;

•    заключить договор соцнайма между Шиленковой и ДГИ;

•    во встречном иске ДГИ (о выселении без предоставления Шиленковой иного жилого помещения) отказать.

«Решение суда было выдано нам с адвокатом на руки только после Нового года, и то со скандалом, – рассказала Валентина Сергеевна Циан.Журналу. – Сначала пришлось ждать обязательный месяц, потом были долгие праздники, затем судья ушла на больничный. В итоге, когда документы оказались у меня на руках, было потеряно много времени: я отнесла их в ДГИ только в феврале. Там мне сказали, что на рассмотрение и заключение договора соцнайма потребуется месяц и пригласили зайти только после 8 марта».

Дом промерз, но хоть газ не отключают

Пока же Валентина Сергеевна живет в доме одна. Как известно, опустевшие здания быстро приходят в уныние, так произошло и здесь. Активист Иван Рожков опубликовал фотографии, где явно видно, насколько промерз дом – батареи во многих квартирах уже срезаны, окна демонтированы. Дом частично отключен от отопления и от электричества (в квартире пенсионерки протянуто временное электричество – хватает его буквально на две лампочки). При том, что в Москве этой зимой фиксируются рекордные морозы, помещения промерзают быстро и решительно – даже в квартире Валентины Сергеевны то и дело появляются сосульки. Водоснабжение ограничено, батареи периодически остывают.

«Слава Богу, хоть с газом пока перебоев не было», – поделилась Валентина Сергеевна с нашим изданием. Зато других проблем хватает с избытком: в соседних квартирах, говорит Рожков, орудуют мародеры, вынося все, что осталось от прежних хозяев. Дом окружен забором и практически готов к сносу, поэтому Валентина Сергеевна боится лишний раз выйти: вдруг возвращаться будет некуда?

Законов много, а законного мало

Ольга Власова, председатель коллегии адвокатов «Власова и партнеры», говорит, что вне зависимости от того, был ли заключен договор соцнайма в письменной форме или не был, все жители дома, предназначенного под снос, должны получить жилые помещения для проживания – даже те, у кого не в порядке документы (это право обеспечено ст. 40 Конституции РФ). Оставить в такие морозы пожилого человека в доме с отключенными коммуникациями (пусть и не у нее, а в соседних квартирах, но дом же все равно промерзает!) подходит под статью «Оставление человека в опасности» (статья 125 УК РФ), а значит, необходимо вмешательство соответствующих органов (полиции).

Второе. Существует целая глава Градостроительного кодекса, посвященная сносу дома и подготовке к этому мероприятию. Необходим специальный проект по отключению дома от коммуникаций, который надо не только подготовить, но и утвердить. Проект нужен и для непосредственного сноса. Все это сложные процедуры, сопровождаемые сбором значительного количества документов. Разумеется, сносить дом, зная, что там пока еще живет человек, нельзя, продолжает собеседница Циан.Журнала.

И в-третьих, по сложившейся практике, после того, как из готовящихся под снос домов съезжают жильцы, на их место часто заселяются третьи лица – попросту мародеры, выносящие все, что осталось от предыдущих владельцев и что имеет хоть какую-то ценность (батареи, трубы, ванны, двери и окна). Это незаконная история, но и активисты, и сама Валентина Сергеевна утверждают, что в данном доме такая проблема есть – а это тоже является опасностью для одинокого пожилого человека, отмечает адвокат.

При этом, продолжает Власова, снос в Кунцеве проходит не для госнужд, а в порядке лужковской программы реконструкции – она не бесспорна (и Циан.Журнал неоднократно об этом писал), да и закончилась с началом нынешней программы реновации.

«Там просто у людей забирают квартиры и фактически насильно заставляют заключать «добровольный» договор мены», – резюмирует Власова.

Далекий переезд

«Все мои соседи уже съехали – им предоставили квартиры в Крылатском, в новостройках рядом с Ашаном, – говорит Валентна Сергеевна. – Сама я тоже очень хотела бы переехать, это обязательно! Но, правда, не так далеко – мне бы на Партизанскую, 26: у меня больные ноги, а из Крылатского очень тяжело добираться до «моих» мест: поликлиники, сберкассы, да и остановка автобуса там далеко… Мне это очень важно. Но пока мне с фразой «может, что-то прояснится» сказали приходить после 8 марта».

Что ж, до 8 марта еще три недели, да и то перспективы туманны. Циан.Журнал надеется, что сотрудники ДГИ приложат все усилия, чтобы помочь Валентине Сергеевне поскорее переехать – тем более, как выяснилось, она имеет на это законное право. Разумеется, мы отправили запрос в департамент, но на момент публикации ответа не поступило.

Фото: Иван Рожков/Facebook

Ещё новости